Кэлвин Джонс

Кэлвин Джонс

Автор публикации: Ниссо Мурзаева
Культура / 12 Октябрь 2020
 25

Как автор саундтреков он принимал участие в создании звукового сопровождения к документальному фильму Little Town of Bethlehem (“Малый город Вифлеем”) Джима Хенона. Последняя аналогичная работа Келвина – музыка к фильму Динеша Десоузи “2016: Obama's America” (“2016: Америка Обамы”). Документальный фильм установил новый рекорд по количеству просмотров. Сборы от картины составили $36 миллионов, что сделало его вторым среди самых кассовых документальных фильмов.

Пьеса "Чопстикс", исполненная в дуэте с Мисс Небраска – Терезой Скэнлан – перед телевизионной аудиторией почти в 14 миллионов зрителей, принесла последней победу в конкурсе “Мисс Америка-2011”.

Что Вы подразумеваете под словом успех?

– Я действительно не задумываюсь о достижении успеха. Я люблю сочинять, исполнять свою музыку, путешествовать по всему миру, иногда мне даже платят за это! (смеется) Делать то, что ты любишь – это единственный способ определения успеха. Бог сказал: “Что бы ты ни делал, отдавайся всем своим сердцем, как будто ты работаешь для Него, но не для мастеров человечества". И это самое важное определение истинного успеха для меня.

Общение с публикой – современная тенденция превращения концерта в шоу. Как Вы пришли к этому?

– Я преодолеваю застенчивость. Сейчас я только наслаждаюсь слушателями, которые пришли увидеть меня. Я здесь для них и ради них. Я хочу, чтобы они знали, как я ценю их, пытаюсь веселиться с ними и рассказывать им что-то о себе. Они могут лучше узнать меня. Это словно приход друзей к тебе, ты не сидишь, а естественно общаешься с людьми, которые пришли, чтобы увидеть тебя.

Каким Вы были в детстве: непослушным сорванцом или прилежным мальчиком, которому доставляло особое удовольствие сидеть часами и разучивать нудные пассажи, этюды и гаммы?

– В первый год я брал уроки игры на фортепиано и практиковался, потом весь пыл сошел, и чтобы не скучать я стал импровизировать, сочинять что-то свое. Пока ты не импровизируешь – ты просто механически переносишь ноты с пюпитра на клавиши. Поэтому когда я кого-нибудь обучаю, я обучаю также прочтению и написанию музыки. В противном случае студенту рано или поздно надоест просто играть чужую музыку, и он найдет себе другое применение.

Написание музыки – это мимолетное вдохновение. На мой взгляд, идеала, как и в исполнительстве, здесь нет. Совершенство может определить лишь слушатель, которого тронет или не тронет ваша музыка. Но все же есть ли композитор, чье творчество является для Вас примером?

– Хороший вопрос, Ниссо! Есть несколько композиторов, которых я считаю своими учителями. По мере взросления я много слушал композиторов эпохи барокко, таких как Гендель, Бах, Вивальди. Позже я стал сочинять и открывать современных композиторов. Я много слушал Дэвида Фостэра. И должен сказать: он, вероятно, оказал самое большое влияние на мою музыку. Конечно, у меня есть свои собственные кумиры, такие как Рахманинов. Я наслаждаюсь его "Прелюдией cis-moll" (до-диез минор).


Пока ты не импровизируешь – ты просто механически переносишь ноты с пюпитра на клавиши. БольшинСтво классичеСких повторений, что Слышал я, – мертвы


Вы говорили, что Вам очень понравился Кыргызстан как объект изучения и рассмотрения музыкальной культуры. Хотели бы Вы посетить страну небесных гор снова?

– Конечно, я бы хотел посетить Кыргызстан снова. Я только что говорил с Нуром (прим. ред. – директор Филармонического камерного оркестра) и сказал ему, что должен вернуться и увидеть соленое озеро в следующий раз. Я рад времени, проведенному здесь. Если Бог даст, я надеюсь вернуться в следующем году.

Если бы у Вас была возможность прожить жизнь сначала, изменили ли бы Вы чтонибудь?

– Я верю, что Бог провел детальную работу над всей моей жизнью, даже над самыми маленькими событиями. И если это так, то изменив даже мелочь, я бы сделал ее только хуже. Я хотел бы прожить жизнь так же. Конечно, всем нам хотелось бы не совершать ошибок, не грешить, но все, что дано в нашей жизни, – дано для нашего развития, для развития нашей добродетели.

На концерте Вы много раз говорили, что музыка обрела для Вас новое значение, когда Вы сами стали сочинять. Что Вы подразумеваете под "новым значением"?

– Когда кто-то занят созданием чего-либо, его творения выражают глубину внутреннего мира. Это больше, чем просто творение. Музыка становится живой, когда ты сам исполняешь собственные произведения. Большинство классических повторений, что слышал я, – мертвы. Простые волны нот, предназначенных для того, чтобы произвести впечатление на людей, которые ищут внешнюю форму значения жизни. Моя музыка для души, как и у моих современников, которые выбрали самую трудную дорогу – произведения через репетиции. Я поясню то, что значит “произведения через репетиции". Это когда я исполняю то, что сочиняю. Я не просто повторяю чужие произведения. Многие знают, что это намного сложнее, чем исполнять, например, старые мелодии Бетховена. Потому что, когда Вы сочиняете, Вы производите нечто новое и неизвестное для людей, и это труднее продать аудитории.

Оставьте первый комментарий Войти через Facebook