Дина Маслова

Дина Маслова

Автор публикации: Айида Асангуловна
12 мыслей / 11 Октябрь 2020
 28

#1 Пока президентом был Курманбек Бакиев, быть журналистом с точкой зрения было действительно опасно. Насколько Ваша профессия опасна сейчас?

– После апрельских событий и до выборов президента чувствовались хаос и безвластие. Тогда поступали угрозы. Когда политическая обстановка стабилизировалась, работать стало спокойнее. В настоящее время я какоголибо давления не испытываю, но опыт правления Акаева и Бакиева показал, что власти закручивают гайки не сразу. Поэтому пока рано говорить о том, усилится ли давление на журналистов. Остается только надеяться, что, помня ошибки своих предшественников, нынешние руководители страны будут мудрее.

#2 Почему Вы пошли в журналистику?

– На самом деле хотела поступать на Кыргызско-Европейский факультет ИИМОП, где обучение специализируется на экономике и французском языке. Мечтала жить во Франции с тех пор, как посмотрела “Три мушкетера” в пятилетнем возрасте. Но в этом ВУЗе было только коммерческое отделение. Поэтому “методом тыка” подала документы на переводчика французского языка в КНУ. Подруги предложили попробовать поступить в КРСУ. Там аналогичной специальности не было, поэтому документы подала на журналистику. Прошла на бюджет в двух вузах, но решила остаться в "Славяне". Для меня принципиальным было попробовать себя в профессии с первых курсов, чтобы определиться, это мое или нет. Втянулась. И вот уже 12 лет в профессии.


Выходной – это когда ты на мгновение выскакиваешь из информационного потока. Но при этом все равно остаешься начеку


#3 Есть ли в Кыргызстане цензура? Могут ли у свободы слова быть рамки?

– На законодательном уровне цензуры нет. Но есть в Кыргызстане такие вещи как редакционная политика или политика собственника СМИ и самоцензура. Вот чем менее безопасно работать, тем сильнее самоцензура. Именно она убивает в тебе журналиста. Рамки свободы слова для меня – диапазон морально-этических норм и руководство здравым смыслом, иногда на уровне интуиции, а не каких-то прописанных правил и стандартов.

#4 Чему была посвящена Ваша статья, которую Вы считаете наиболее интересной?

– Несмотря на то, что я специализируюсь на экономических темах, запоминаются интервью на какие-то философские темы. Вспоминаю встречу с режиссером Нурбеком Эгеном, которого глубоко уважаю. Мы говорили о том, что культуру нельзя воспринимать и развивать в отрыве от экономики, это не аморфная субстанция, а вполне конкретные процессы. Если говорить об интервью не просто для души, а содержательные для работы, то мне всегда нравилось сотрудничать с экс-премьером Игорем Чудиновым. Не нужно было заранее присылать вопросы, как это требуется сейчас с любым госорганом (чиновники боятся ляпнуть какой-нибудь бред). Он один из самых пунктуальных людей, которых я знаю. И интервью не надо было согласовывать. Приятно такое доверие к журналисту.

#5 Помните свое первое задание?

– Помню. Для “Слова Кыргызстана” мы с Анарой Солтоевой, которая сейчас живет в США, готовили серию материалов по социальным темам: как молодые девушки дошли до проституции; жизнь населенных пунктов, где в советские времена работали крупные промышленные предприятия, на примере Орловки; тачкисты с Ошского рынка.

#6 Насколько подготовлены новые кадры?

– В редакцию приходят толпы стажеров, которые ничего не умеют делать, но первым делом спрашивают, какой они получат гонорар за свои “огрызки”. Что самое печальное, 90% из них не имеют грамотно писать ни на каком языке. Их материалы сгодятся разве что на твиты. Есть такая фраза: “Все журналисты хотят быть писателями”.


"Наезжать" на чиновников – моя главная функциональная обязанность, без этого они вообще информацию не дадут


#7 А Вы хотели бы быть писателем?

– Когда я училась еще в младших и средних классах, то хотела быть писателем. Писала стихи, начинала какую-то пьесу и повесть, создавала комиксы про каких-то собак. Прозу до конца я не дописала. Но вот стала журналистом. Так что у меня все наоборот. У меня нет нужной для писателя усидчивости.

#8 Может ли журналистика приносить хороший доход? Или это все-таки работа для тех, кто работает за идею?

– Если говорить о фрилансерах, то среди них есть те, кого не берут в штат, а есть, кто работает за идею. Что касается сотрудников редакций, то это работа для тех, кто живет от зарплаты до зарплаты. Для меня как редактора моя работа – один из способов самореализации. Мне нравится конкуренция и разработка новых проектов.

#9 У всех – своя правда? Или истина одна на всех?

– У всех своя правда. Но как же это сложно бывает объяснить тем, кто редко работает с информацией при освещении скандалов и каких-то споров!

#10 Что Вы скажете людям, любящим повторять, что журналистика – древнейшая из профессий?

– Говорю: “Но не менее интересная, чем первая древнейшая”. Что можно ответить на банальность.


Как говорится, девственниц в борделе не бывает. Если в стране в целом кризис во всех сферах, то не стоит рассчитывать, что развитие СМИ будет идти семимильными шагами. Все взаимосвязано


#11 Студенты, поступающие на журналистику, часто признаются, что журналистика для них – просто возможность стать известным в максимально короткие сроки. Как Вы относитесь к этому? Какой журналист может получиться из “ловца славы”?

– Никакой. Потому что журналист должен выставлять на первый план героев своих статей, а не свое собственное никому ненужное мнение. Как можно раскрыть человека в интервью, занимаясь самолюбованием?

#12 “Нужно работать как…” – К профессионализму какого журналиста Вы посоветовали бы стремиться?

– Леонид Парфенов в программе “Намедни”, создавая инфотеймент (information + entertainment) – или Владимир Познер, который тщательно готовится к интервью.

Оставьте первый комментарий Войти через Facebook