Эльмира Ибраимова

Tuesday, 18 September 2012 08:35
Автор: #ONE MAGAZINE

Исполнительный директор АРИС (Агентство развития и инвестирования сообществ КР) о своем месте, чемодане отца и хулигане, сидящем под мостом.

#1. О ГИБЕЛИ ОТЦА

По СССР в 80-х годах прокатилась череда странных смертей. За три месяца до смерти отца погиб Машеров, первый секретарь КП Белоруссии. Среди студентов ходили слухи, что это был не несчастный случай, а убийство. Мой отец дружил с ним и даже ездил к нему на похороны. Потом убили отца, следом была еще череда странных и таинственных смертей политиков. Очевидно, что убирали сильных вольнолюбивых деятелей. До сих пор непонятно, кому это было выгодно

#2. O своей политической позиции

Я не то чтобы старалась повторить путь отца, просто он учил меня всегда поступать по совести. Конечно, поступать по совести у нас бывает опасно для жизни, но потом сама жизнь доказывает твою правоту…  О том, что я ухожу с поста вице-премьера, я сказала Курманбеку Бакиеву лично, сказала все, что я думаю о его правлении, о том, что президент – он, а не его брат и сын. Он нервно ходил по кабинету, а потом сказал: «Ты понимаешь, что просто так для тебя это не пройдет?». На тот момент мне было не страшно. Я не терплю, если кто-то пытается запугать меня и заставить сделать то, что я правильным не считаю…

#3. O книгах в чемодане

Отец очень сильно уставал на работе, из-за огромной загруженности мы видели его редко. Но он находил время поговорить с нами, детьми, спрашивал, чем мы занимаемся, какие книги читаем. Перед отъездом в очередную командировку просил написать список книг, которые, по моему мнению, ему следует прочитать. Мне было очень приятно, когда я видела эти книги в его чемодане. Даже будучи сильно занятым на работе, он поддерживал с нами незримую связь, основой которой были уважение и понимание.

#4. О выборе

В раннем детстве я хотела быть учителем, в старших классах всерьез задумалась о биофизике. Из-за проблем со зрением, которые занятия по биофизике могли ухудшить, мне пришлось выбрать другую специальность. Выбрала экономику, а потом пошла по профессии на завод ЭВМ, где мне очень нравилось. Об общественной и политической деятельности я не задумывалась, да и не хотела. Но комсомол как-то решил это за меня. Я много
раз отказывалась. Когда мама узнала о том, что мне предлагают заняться общественной деятельностью, сначала была против. Она еще не оправилась от смерти отца и, естественно, не хотела осложнений для меня, возможно, опасалась за меня, зная мой характер.

#5. O своем месте

После смерти отца, чувствуя, что прошлый режим хочет стереть его из памяти людей, многие перестали общаться с нами, боялись даже поздороваться, обходили стороной. Друзья семьи приходили к нам только поздней ночью, на свой страх и риск, чтобы поддержать, сказать теплые слова. Тогда я, поддавшись юношескому максимализму,  даже говорила своей матери, что, раз к нам так относятся, то, может, стоить отсюда уехать?
Но она была очень мудрой, стойкой, сильной. Всегда говорила, что наше место здесь, среди народа, в Кыргызстане.

#6. О грязи

Конечно, изначально я очень болезненно воспринимала, когда кто-то поливал меня грязью. Затем стала относиться к этому по-философски. Люди всегда готовы подвергнуть критике то, что делает тот или иной человек. Это не болезнь кыргызского общества, это болезнь человечества в целом.  Согласитесь, что осуждать кого-либо является признаком слабости, желанием почувствовать свою значимость.

#7. O том, что нельзя понять

Не могу понять воровство невест. Красть незнакомую девушку, которая не хочет замуж, заставлять ее, идти против ее воли – это насилие над личностью. Не могу понять родителей, которые оставляют своих дочерей в такой ситуации. Как так можно? Для девушки это большая трагедия, порой это разрушенная судьба. К сожалению, с годами эта «традиция» не уходит, а только обостряется.

#8. O хулигане на мосту

Когда я влилась в общественную деятельность, меня с дружинниками попросили патрулировать парки, следить за порядком. Зарплата была небольшой, а домой я возвращалась поздно, так что зачастую приходилось идти домой пешком. Однажды на Советской, под мостом, на меня напал хулиган с ножом. Кричал, требовал денег. Мне не было страшно в тот момент, на меня накатил такой адреналин. В кошельке было пусто, даже
украшений на мне не было. Он размахивал ножом, шипел на меня, как бесноватый, а я, как заправская советская отличница, начала читать ему нотацию. Он удивился и ушел. На следующий день его поймали.

#9. О принципах

Меня легче убедить в чем-то, чем заставить идти против воли. Что-то включается внутри. Когда не знаешь, как поступить, нужно поступать по совести. Я не могла тихо уйти с должности, мило попрощаться, сказать, что устала, хочу отдохнуть, а потом встать в ряды оппозиции. Это двуличие. Став политиком, человек решает не только свою судьбу или судьбу своей семьи, он ответственен за судьбу целого государства.

#10. О религии

Истинный ислам сильно отличается от той версии, которую продвигают религиозные экстремисты. Не секрет, что когда идут дискуссии между имамами и экстремистами, последние выигрывают за счет знаний цитат, сур из Корана, на которые они опираются и трактуют их так, как им выгодно. Нужно обучать наших теологов, чтобы они не отдавали первенство в борьбе за умы граждан экстремистам.

#11. О программистах

Когда я работала на заводе ЭВМ, там был отдельный кабинет, куда  могли заходить только программисты. Там было много компьютеров, мы не понимали, как они работают, а специалисты в этой области вызывали благоговение и невообразимый восторг. Сегодня интернет открывает большие возможности для развития и получения информации о происходящем в мировом сообществе. Как мы без него жили?

#12. O том, как звучат пули

7 апреля меня вынесло потоком людей на площадь, в самую гущу. Творилось что-то страшное. Люди падали, их поднимали, кто-то был ранен, кто-то – убит. Пули пролетали рядом. У них очень сухой звук, звук, который сложно описать и еще сложнее – забыть. Не только я потеряла страх, на площади было множество людей, которые вдруг перестали бояться. Страх исчез, уступив место отчаянному желанию изменить ситуацию, возродить надежду на лучшее будущее для родной страны.