Жолдош Бектурганов

Пятница, 21 Декабрь 2012 04:11
Автор: #ONE MAGAZINE

Генеральный директор авиакомпании “Кыргызстан”

«Пока международный аэропорт “МАНАС” остается тупиковым, наша задача превратить его в транзитный хаб.»

Как вы начали свой бизнес?

Какой парень в детстве не мечтал стать летчиком? Эта идея всегда была у меня в голове, не давала покоя. В 1998 году я попал в авиацию. Тогда я был простым техником службы спец.транспорта в компании “Кыргызстан Аба Жолдору”, так она называлась в то время, аэропорт и авиакомпания были одним целым. С этого и началась моя карьера. С тех пор я не уходил из авиации, работаю в этой сфере.

Как развивалась ваша карьера дальше?

Меня направили в аэропорт города Ош заместителем директора. Тогда ошский аэропорт почти не функционировал. Рейсов было очень мало. Авиация находилась в плачевном состоянии. Самолетов не было, платежеспособность населения была практически на нуле. В то время продуктов-то не хватало, не то что на самолетах летать. Когда я пришел, два раза в день выполнялись рейсы из Оша в Манас, летали самолеты ЯК-40 советского образца, а билеты были слишком дорогими. Этот самолет расходовал очень много топлива, поэтому сама компания даже не оправдывала свое существование. В связи с этим ошский филиал “Кыргызстан Аба Жолдору” вместе с крупной компанией обанкротился. Я курировал коммерческую и маркетинговую деятельность аэропорта. Задача стояла проводить маркетинговые исследования для возможного возобновления регулярных рейсов. Нам пришлось выходить на зарубежные компании, чтобы они выполняли рейсы напрямую из Оша в Москву и в другие города Российской Федерации. И нам удалось договориться с этими компаниями, они начали выполнять рейсы Москва-Ош два раза в неделю. Аэропорт ведь должен был функционировать, нужно было хотя бы выдавать людям зарплату. Таким образом, договорившись с российскими авиакомпаниями, мы перестали получать дотации из аэропорта “Манас” – это была наша первая победа. На сегодняшний день в Москву рейсы выполняются три раза в день.

Помимо сотрудничества с российскими авиакомпаниями, что вы сделали для ошского аэропорта?

Нам пришлось, конечно, попотеть, зато мы получили очень неплохие результаты. Аэропорт был в плачевном состоянии: взлетная полоса была практически не пригодна для выполнения интенсивных полетов больших воздушных судов, и нам пришлось вкладывать большие средства, мы просили деньги у головного предприятия – аэропорта “Манас”, на которые, в первую очередь, начали проводить ремонт взлетно-посадочной полосы. Потом пришлось привести в порядок аэровокзальный комплекс, так как он практически не был приспособлен для рейсов международного уровня, мы сделали его более или менее соответствующим международным стандартам. Мы приобрели досмотровой аппарат, соответствующий международным стандартам, большое внимание уделяя авиационной безопасности. Также параллельно мы обучали персонал, чтобы пассажиров обслуживали на международном уровне. Пришлось объявлять конкурс, обучать специалистов, чтобы они говорили на английском языке, только так туристический потенциал мог расти. К нам уже стали при-летать иностранные пассажиры, поэтому обучение персонала было необходимо.

Как получилось, что вы снова оказались в Бишкеке?

В 2006 году меня перевели в аэропорт “Манас” в качестве начальника службы авиационной безопасности, потом перевели на должность начальника службы организации официальных делегаций. Оттуда я перешел в туристическую компанию “Манас тур”. Это была дочерняя компания аэропорта “Манас”. Мы развивали туристическую деятельность, поднимали уровень продаж авиабилетов. Затем меня пригласили стать коммерческим директором авиакомпании “Кыргызстан”. Это было в 2008 году. Я был очень вдохновлен этой работой, делал все с рвением. А после это рвение превратилось в результат. На сегодняшний день эта компания успешно функционирует, и с 2010 года я являюсь ее генеральным директором.

Получается, вы занимаете этот пост почти три года. Что было сделано за это время?

Когда я взял на себя управление компанией, у нее практически не было своих современных западных самолетов. Уже в то время требовательный пассажир сам выбирал, на какой борт садиться, – либо советский, либо современный “Боинг”. По многим позициям советская техника уступает западной, это мы уже были вынуждены признать. В то же время весь летно-технический состав имел огромный опыт работы с советской техникой, и его нужно было переучивать. Мне как руководителю надо было принимать волевое решение по переходу к западной технике. Это решение коллектив воспринял с трудом, так как часть пилотов хотели перейти на “Боинг”, а часть категорически отказывалась из-за незнания английского языка.

А также пилотирование западной техники в корне отличалось от советской, и для этого перехода надо было изменить психологию пилотов и инженеров. Я начал активные поиски возможных инвесторов для покупки “Боингов”. Нам это удалось – через год мы получили первый “Боинг 737-400”. На сегодняшний момент этот самолет успешно выполняет наши регулярные рейсы. В начале этого года мы получили второй “Боинг 737-500”. Уже в ноябре мы сможем похвастаться наличием третьего самолета той же марки – “Боинг 73-300”. А также на сегодняшний день в нашей компании остались работать настоящие профессионалы своего дела, летно-технический персонал в достаточном количестве подготовлен, также продолжаем переучивать молодых пилотов и инженеров, для этого мы затратили более 40 миллионов сомов. К примеру, для качественной подготовки одного пилота потребуется в пределах 600 тысяч сомов. И теперь из Бишкека в Ош летают не шумные АН-24, а комфортабельные “Боинги”. Пассажиры благополучно добираются до места назначения за 45 минут. Мы не остановимся на этом. У нас в планах получить самолеты, которые летали бы на дальние дистанции, на них мы хотим выполнять рейсы в Стамбул, Малайзию, либо Южную Корею. Также будем добиваться, чтобы нас все-таки пустили в Европу. Как вам известно, на сегодняшний день вся авиация Кыргызстана находится в черном списке европейских стран. Сегодня рейсы туда выполняются через Москву или Стамбул.

Вы говорите только про ошский аэропорт, а как идет работа с региональными аэропортами нашей страны?

Конечно, мы могли бы летать и в другие аэропорты, но на сегодняшний день аэропорты Баткена и Джалал-Абада не соответствуют требованиям безопасности, они не подходят под наши “Боинги”. За последние двадцать лет практически во всех региональных аэропортах на взлетно-посадочных полосах не проведен капитальный ремонт и отсутствует спецтехника для обслуживания воздушных судов. Поэтому мы сейчас ищем более подходящий для этих полос самолет. Я думаю, уже в конце этого года, либо начале следующего, хотя бы один самолет будет выполнять внутренние рейсы в региональные аэропорты Кыргызстана. Это даст толчок для развития местных аэропортов, потому что сегодня кроме ошского, ни один аэропорт нормально не работает. На сегодняшний день аэропорт “Манас” остается тупиковым аэропортом, поэтому наша задача превратить его в транзитный хаб.

Почему сделать “Манас” транзитным так важно?

Это даст нам дополнительный доход, толчок для развития транзитного аэропорта “Манас”, также увеличит доход нашим структурам, которые зарабатывают вокруг авиации, – это и билетные кассы, и туристические компании, а ведь это дополнительные рабочие места. Да и государство получит больше налоговых отчислений, кроме того, появятся предпосылки для развития туристического потенциала Кыргызстана.

По моим сведениям, 60% доходов аэропорта “Манаса” дает Центр транзитных перевозок, 40% он получает от деятельности авиакомпаний. Президент Атамбаев говорит, что в 2014 году он не намерен продлевать сроки пребывания на территории аэропорта “Манас” Центра транзитных перевозок, тогда аэропорт будет работать лишь на 40% своей мощности. А значит, нам надо его развивать.

Весь мир тянется к тому, чтобы все аэропорты стали транзитными. Мы говорим, что Кыргызстан должен стать страной туризма, а как он станет туристической страной без прямых рейсов сюда? Аэропорт “Манас” географически расположен в очень удобном месте. Поэтому транзитные рейсы через него для нас особенно важны. В принципе, не важно, какая авиакомпания будет этим заниматься, важно, что у нас появится транзитный хаб. А если я что-то задумал, то не успокоюсь, пока не добьюсь своего.

Но ведь у нашего аэропорта пока нет возможности принимать транзитников, даже помещения отдельного нет…

Да, сегодня в аэропорту нет необходимых для транзитных пассажиров условий. В Москве есть отдельный вход для транзитников, необходимые информационные стойки. То же самое должно быть у нас. Для этого нам нужен либо кредит, либо помощь государства. Пассажиры, уже полетавшие на самолетах западных авиакомпаний, требуют того же и от нас. Нам приходится развиваться, оказывать им необходимые услуги. Если, скажем, пассажир – бизнесмен, ему нужно постоянно иметь доступ к интернету и мобильной связи. Почему бы нам в будущем не предоставлять людям такие возможности. Первый шаг для этого – обеспечение самолетов, второй – улучшение услуг, третий – увеличение числа самолетов и рейсов. Если аэропорт предоставит нам условия, мы создадим транзит.

Чем, в таком случае, грозит наше нынешнее положение?

Хорошо, когда страна развита, и у нее есть крупные авиакомпании. Россия, Казахстан, Узбекистан в свое время вводили политику открытого неба. Предположим, есть маленький город, куда не летают местные авиалинии, туда, в таком случае, привлекают иностранные авиакомпании. Но в нашем случае лучше развиваться без объявления политики открытого неба. Я думаю, что не надо спешить объявить политику открытого неба, пока еще рано для этого. В свое время один из первых руководителей Кыргызской Республики говорил, что наша страна станет второй Швейцарией, однако, время показало, что мы не стали ею и даже не приблизились к этому уровню. Необходимо уточнить особенности этой политики, изучить ее и только тогда начинать практиковать на двухсторонней основе. Также хочется отметить, что с введением безвизового режима в стране прибавились туристы.

Создает ли государство какие-либо проблемы для развития аэропорта?

По итогам прошлого года аэропорт заработал один миллиард двести тысяч сомов. После того, как аэропорт в виде дивидендов отдал государству то, что оно с него спрашивало, осталось 100 миллионов, а на них ничего не построишь. Эти средства должны оставаться в аэропорту. Пора уже начинать заниматься архитектурными проектами аэровокзала с учетом международных стандартов, для этого будут нужны огромные средства, а их можно заработать. Если же их нет, не надо бояться привлекать средства инвесторов, можно отдать на доверительное управление, чтобы за определенный период инвесторы смогли оправдать вложенные средства и получили свою прибыль. Возможно, это даст толчок к развитию всего инвестиционного климата в стране.

Какие еще условия необходимы для развития бизнес-структур в Кыргызстане?

Недавно открылся рейс – Стамбул-Бишкек-Улан-Батор. Я поинтересовался, почему открыли такой рейс. Турки говорят: “Мы хотим заниматься бизнесом”. Вообще, Монголия имеет очень благоприятные инвестиционные условия, которые закреплены законодательно. Например, защита инвесторов и капиталов. Там она есть. Также там есть месторождения. Бизнесмен открывает дело и с прибыли отдает государству 50 процентов, а остальные 50 – забирает себе. И государство, таким образом, отдает только месторождения. А инвестор вкладывает туда деньги, строит завод, нанимает персонал – создает полную инфраструктуру. Государство получает налоги и соц.отчисления, как положено.

Плюс ему перепадает 50 процентов от прибыли. Это и создает определенные условия для инвесторов. То же самое нужно сделать и у нас. В нашем случае, инвесторы приходят и предлагают взятки чиновникам, которые будут принимать решение. Взять хотя бы туризм. Инфраструктура, допустим на Иссык-Куле, развивается. Строятся пансионаты, санатории, дома отдыха. Инфраструктура на побережье развивается без помощи государства. Казахские инвесторы в свое время выкупали земли, а сейчас начали строить. Но они должны закрепиться законодательно, чтобы спокойно вести свой бизнес. Для инвестиционной привлекательности нужно принимать соответствующие законы. После революции многие инвесторы ушли из-за мародерств и рейдерства. Бизнес тогда у них легко могли отобрать. Здесь должен работать закон, и работать он должен жестко, то есть должна быть диктатура со стороны законодательства. А также бизнес любит тишину. В государстве, в первую очередь, должна быть стабильность. Тогда и бизнес пойдет. Надо уже, в конце концов, перестать тупо митинговать, время не революционное, тут нужны другие методы. В Объединенных Арабских Эмиратах я встречался с одним крупным бизнесменом-арабом. Я сказал ему: “В Кыргызстане созданы все условия для введения бизнеса, после революции мы стали открыты к этому, страна лояльна для стратегических инвесторов”. Он задал мне всего один вопрос: “Есть ли у вас закон о защите инвестиций?”. Я не знал, что ответить. Тогда я и заинтересовался этим, все-таки нашему правительству необходимо создавать специальный орган для привлечения инвестиций, необходимо срочно принимать законы для создания льготных условий и защиты инвестиций. Для этого необходимо изучать опыт других стран, которые смогли создать благоприятные условия и этим привлекли инвесторов.

А вы бы хотели попробовать себя в политике?

Политика идет сама по себе. Как говорят, политиками не рождаются, политиками становятся. Я уже потихоньку им становлюсь. Есть такое понятие – если ты сам не хочешь заниматься политикой, она будет заниматься тобой. Так что я уже занимаюсь политикой, можно сказать, косвенно. Конечно, есть желание попробовать баллотироваться в парламент. Но, чтобы осуществить это желание, надо иметь средства. Станешь депутатом – появится электорат. А чтобы помогать этому электорату, нужны средства. Должно пройти определенное время, и за это время, может быть, подвернется удобный случай, и я стану политиком.

А чем бизнесмен отличается от политика?

Все бизнесмены у нас хотят стать депутатами. Это плохо. Все уходят в политику, как только заработают первичный капитал. Может, они, став обладателем мандата, будут стараться защитить свой бизнес. Это опять-таки из-за того, что у нас законы не работают. Если бы они работали правильно, у бизнесменов и мысли бы не было в политику идти. Если бы предприниматели точно знали, что, если не могут стать политиками, их бизнесу, тем не менее, ничего не грозит. Депутат должен заниматься законотворческой деятельностью, туда должны идти юристы, экономисты, но не бизнесмены. У бизнесменов время расписано по минутам, у них просто нет времени на обсуждение законопроектов, связанных с другими сферами деятельности, их интересует только бизнес.

Что бы вы хотели изменить в схеме ведения бизнеса?

Международная практика сама дает толчок к созданию бизнес-схем, чем заниматься, какой бизнес развивать. Люди стараются такие бизнес-проекты копировать и развивать здесь. Для начала и это хорошо. Я своих сотрудников стараюсь чаще отправлять за рубеж для обмена опытом, сам тоже стараюсь часто выезжать. Каждый мой выезд – семинары, совещания, форумы – приносит какой-то опыт. Видя, что делается там, я стараюсь претворить это в жизнь здесь с учетом местных и национальных особенностей.

Медиа

{gallery}246{/gallery}
Т Е К С Т : Асан Болот С О В М Е С Т И М О С Т…
567
Вы знаете, что такое рафтинг? Наверняка знаете, как и о том, что Кыргызстан – горная страна с многочисленными крутыми горными…
780
Ты гордишься тем, что ты либеральный отец, потому что ребенок спит без одеяла, пьет ледяной сок, играет в iPad и…
934
В честь кого нарекли наши улицы? Вы проходите каждый день по одной и той же аллее, не зная и не…
1235
Генеральный директор ЗАО “Кока-Кола Бишкек Боттлерс” о должностях, степенях, а также о том, кому можно доверять
3351
Живые мертвецы в кино, на телевидении, и даже американское правительство выпустило брошюрку о том, как спасти себя от нашествия зомби.…
854
Три часа ночи. А я не сплю. Сижу и разглядываю ладонь. В ней скопилась странная жидкость, накапавшая из моего носа.…
602
Буквально на днях услышал одну интересную историю, как раз под тему номера. Один парень, работающий в крупной и довольно престижной…
850
Бедность, нищета и неравный доступ к ресурсам являются актуальными вопросами современного мира; однако, эти извечные проблемы человечества далеко не новы.…
1826
Ребят, когда в ваши ясные головы пришла мысль заниматься музыкой? Кто вас на это вдохновил, кто был примером? Рашид:
1965