Азамат Сыдыков

Пятница, 21 Декабрь 2012 07:40
Автор: #ONE MAGAZINE

У музыки колоссальная сила – она может вывести человека из преисподней.

Азамат Сыдыков - 26 лет, пианист лауреат государственных и международных премий.

Моя жизнь находится в определенных рамках, которые мы, музыканты, склонны называть классическими.

Мои эстетические вкусы достаточно высоки. На них сказалось образование и окружение. Это мой личный багаж представления о прекрасном и безобразном, я так воспитан, и это мои оковы.

Любой творческий человек переживает, что его образ подвержен стереотипам.

Ореол музыканта опасен — люди придумывают образ, а саму твою личность воспринимают через призму такого рода представлений. Так можно и потерять себя.

Музыканты

— они как чистый холст, подвержены окружающему миру, и только от него зависит то, что музыкант воспроизведет. Мне не интересно проводить время с людьми, далекими от творчества. Мне не о чем говорить с ними, у нас нет точек соприкосновения.

Творчество

– это не обязательно принадлежность к искусству. Творчество – это одержимость любимым делом.

Чем лучше образование, тем выше духовные потребности человека. Это не зависит от денежного благосостояния – это культура, интеллигентность. А наши короли 90-х как были людьми «случайными», так ими и остались.

Никому на этой планете не дозволено больше, чем остальным. Все мы равны, все мы несем ответственность за свои поступки. То, что творческим людям обязательно нужны 150 любовниц, наркотики и алкоголь – миф.

Музыкантам повезло, у них есть особая возможность перемещаться во времени. Я живу в XXI веке, но когда играю Бетховена или Баха – они живут со мной, а я – с ними. Через музыку мы попадаем не только в то время, но и в сознание композитора, чувствуем то, что когда-то чувствовал он. Мы имеем возможность рассказывать людям о своих переживаниях.

Играть шедевры – большая ответственность.

Нельзя переврать или сфальшивить. На планете миллион человек, которые могут сыграть их точнее, ярче, техничнее. И, вроде бы, музыку не ты писал, но чувства, эмоции, все это – твое. Однако, как бы ты ни чувствовал эту музыку, нужно уважать право композитора быть узнанным.

В моей голове играет сумбур ритмов, шумов, пульса и импульсов. Раньше я очень переживал, что меня не признают, что я стану музыкантом, интересным лишь на время или как-то локально, лишь в своей стране. Но сейчас я переосмыслил все. И теперь я называю себя просто «свободным художником одного человека». Я нашел смысл и счастье просто в соприкосновении с вечностью и красотой.

То, что сейчас крутят по радио – это даже не поп-музыка, а mp3. Бесконечный набор однотипных песен на общем диске.

Чаще всего они даже не запоминаются. Я, например, тщетно пытаюсь вспомнить певцов, бывших популярными в 2006-ом. когда я учился в Москве, мне не хватало денег. Я часто думал, как хорошо тем, кто работает в офисе, а я – бедный музыкант.

И я устроился в успешную бизнес-компанию. Там был конкурс 40 человек на место, и я его прошел, ведь я – артист, язык подвешен. Поработал в офисе, зарплата была хорошая, но я ушел через два месяца. Звонили телефоны, вокруг двигались люди, а я слушал в наушниках концерт Рахманинова и думал, что сейчас должен учить этот концерт! Тогда я понял, что никакие деньги мне не нужны. Собрался и ушел. Просто ушел. Когда мой руководитель вслед закричал мне, куда я направился, я ответил: «я пошел учить концерт Рахманинова».

Творческие люди свободнее других.

Их правда остается на века. Но свобода эта тоже относительная, она хрупка и смертна. Творец – он ведь не инопланетянин. По сути, такой же человек, как и все. Он тоже хочет иметь семью, быть счастливым и здоровым.

Никогда не используйте слово «гений», оно очень высокое, даже для признанных мастеров. Звание «гения» всегда очень спорно, ведь сложно привести какие-то параметры, по которым их выбирают.

Ты можешь написать музыку, однако, как только ты допишешь последнюю ноту, – музыка тебе больше не принадлежит. На корочке нот будет твоя фамилия, права останутся за тобой, но музыка будет принадлежать всем. Это участь всех композиторов. Они принадлежат всем народам и культурам.

Скрипка – это все-таки что-то живое.

А рояль – это машина. Удивительная, невообразимая масса из тысячи деталей. Но какое это волшебство, каждый раз вдыхать жизнь, заставлять рояль петь абсолютно человеческим голосом.

Моя мама – музыкант, жили мы в общежитии для музыкантов. Эта атмосфера была со мной с детства, музыканты воспитывали во мне слух и чувство ритма. По сути, экзамен по поступлению в музыкальную школу я прошел еще тогда – ведь все выдающиеся профессора жили со мной на одном этаже.

Мама не хотела, чтобы я был музыкантом, думала о будущем. Хотела, чтобы я был юристом или врачом, но соседи ее отговорили. Тогда она решила, что мне подойдет скрипка. Преподаватель посмотрел на мою огромную лапу, сказал, что так не пойдет, предложил мне альт, но я пиликать не хотел. Тогда меня подвели к фортепиано. «Ну что, вот этого хочешь?». Я подошел, нащупал что-то пальцами, погладил и сказал с акцентом: «Этот мне нравится».

После ошских событий, в сентябре, мы организовали концерт в Оше с симфоническим оркестром. Пришли обе стороны – и те, и другие. Еще вчера они убивали друг друга, боялись, ненавидели, теперь все они сидели в одном зале. Сначала было страшно. Казалось, что они бросятся друг на друга. Мы начали играть. Люди застыли, все были заворожены музыкой, многие слышали такое впервые. Когда концерт закончился, зал выдохнул. Люди вместе хлопали, вместе радовались.

Когда выходишь на сцену – первое, что ты видишь – глаза «демонов».

Так мне сказал один музыкант. Я удивился, не воспринял это всерьез. Музыка, как зеркало, отражает то, что у человека в душе. В хорошем – хорошее, в плохом – плохое. Поэму темным людям сложнее, они пытаются закрыться от музыки, проглотить свою желчь, а становятся еще злее. Это феноменально. Когда играешь на сцене, твои глаза ловят взгляды таких людей. У них мощная энергетика. Когда я понял это, увидел это, я позвонил тому музыканту и сказал: «Ты был прав».

Медиа

{gallery}251{/gallery}
Генеральный директор FINCA в Кыргызстане о разнице Ташкента и Бишкека, о своем отце и методе кнута и пряника.
5665
Невероятное количество барменов и людей, активно употребляющих коктейли, называют этот напиток поистине одним из лучших смешанных алкогольных коктейлей из когда-либо…
788
Майкл Блумберг, интеллигентный антипод Дональда Трампа и трижды мэр Нью-Йорка, в 37 лет вместе с увольнением с работы получил конверт…
1582
Дипломат, журналист. "Хоть и говорят, что кыргызам 2200 лет, мне они больше напоминают детей. Больших детей, которые пока еще не…
2789
Что объединяет  тех, кто был молодым во Фрунзе  и тех, кто молод в Бишкеке? Вечно модная обувь, символ свободы, апофеоз…
2264
Лето, солнце и пляж… Футболка, очки и шорты – синонимы удобства и комфорта. Новый сезон позволяет расслабиться и почувствовать себя…
1889
Июнь готовит зрителю настоящую кинематографическую засуху. Пара-тройка приличных фильмов разбросаны по июньскому календарю, как оазисы по пустыне. Будет неудивительно, если…
939
Глава сети кофейен “Sierra”
2564
В Кыргызстане любой экономический проект автоматически становится политической проблемой. Особенно остро эта тенденция проявляется в последние два года. Причин тому…
725
Спящий город, рекламные щиты с подсветкой, уличные фонари, асфальт. Сабвуферы, напрягаясь, выдают мощные басы, глянцевый блеск автомобилей слепит глаза. Рокот…
1707