Туратбек Укубаев

Tuesday, 15 January 2013 09:33
Автор: #ONE MAGAZINE

Основатель и генеральный директор “ATALYK GROUP”

Чем выше благосостояние народа, тем выше требования к качеству. Мы понимаем, что настанет такой момент, когда в Кыргызстане не будет других производителей вина, мы практически будем единственными представителями кыргызского виноделия, будем делать его и, конечно, стараться это делать хорошо.

С ЧЕГО ВСЕ НАЧАЛОСЬ? ПОЧЕМУ ВЫ РЕШИЛИ ЗАНЯТЬСЯ ВИНОМ?

Начало моего бизнеса – это КантВино. Я занялся виноделием отчасти случайно, отчасти осмысленно. Моя таженем является технологом-виноделом, и я уже имел понятие о том, что такое вино. В 1993 году я закончил университет, и в том же году женился. Планируя свадьбу, я столкнулся с дефицитом шампанского в городе. У меня не было каких-то связей или возможностей, я был студентом, только закончил университет, и в сентябре у меня уже была свадьба, которую я оплачивал сам. Мы с друзьями искали шампанское и нашли его в итоге в Каинде, в сельском магазине. Я инженер-физик, научный работник. Вышел из университета уже с определенным капиталом, и пора было думать, чем заниматься дальше.

ЗНАЧИТ, ВСЕ-ТАКИ БЫЛ КАКОЙ-ТО БИЗНЕС ДО ЗАВОДА КАНТВИНО?

Я начал заниматься бизнесом в десятом классе. Тогда меня попросили решить контрольные работы за студента, который поступал в институт. Он заплатил мне за это 10 рублей. Это был 1986 год, 10 рублей тогда были колоссальной суммой. Когда я решал эту контрольную работу по математике, вокруг меня собрался народ, стали давать мне еще работы. В тот день я заработал около 40 рублей. У меня в голове отложилось, что люди готовы платить за это деньги. Когда я поступал в университет, я сдал экзамены за второй курс экстерном и ушел в армию. Вернулся из армии и “сел” на второй курс, мне нечего было делать. Студентам всегда нужны деньги, я стал думать, как бы их заработать. Поскольку я достаточно хорошо учился, мне дали хоздоговорную работу – это научно-исследовательская работа. Еще мне дали ключи от лаборатории. Я дал объявление среди студентов “Решаю контрольные работы”. В общем, на пятом курсе я уже купил квартиру. Когда вышел из университета, я понимал, что уже нужно заниматься чем-то серьезным. Я заметил, что в городе вообще не было шампанского, поговорил с таженем, она сказала, что сырья масса. Я пошел в библиотеку Ленина, перелистал всю литературу, понял, что это можно сделать. Разработал оборудование, проводил испытания, как когда-то это делал Дом Периньон. Когда я испытывал это, у меня взрывались бутылки, я чуть не стал инвалидом, шрамы остались по всему телу. Экспериментировал я летом, был раздетый, и врач, который зашивал мои раны, не верил, что меня порезали не в драке, хотел, чтобы я писал заявление в милицию. В итоге оборудование получилось, это было мое изобретение, я мог повторить все это в домашних условиях, я мог сделать шипучее вино.

Когда я поехал в Японию, японцы узнали, что в составе делегации едет бизнесмен, и они устроили встречу. Их собралось человек двадцать с лишним, им было интересно встретиться с бизнесменом из Кыргызстана, со мной встретился даже депутат парламента Японии, просто, чтобы поговорить о Кыргызстане. Они стали задавать мне много вопросов, они отслеживают ситуацию здесь, у нас. Они готовы инвестировать в Кыргызстан. Их очень удивляет то, как мы можем работать, если в нашей республике произошло уже две революции. Они удивляются, как мы вообще остались живы. Я пытался убедить их, что на самом деле, не все так плохо. Кто-то поверил мне, кто-то, наверное, нет. Но они понимают, что только в такой стране, как Кыргызстан, которая стоит в начале развития, можно заработать. Здесь можно быть первым и “подняться”

КАК ПОЧТИ ДОМАШНИЕ ЭКСПЕРИМЕНТЫ ПРЕВРАТИЛИСЬ В ЦЕЛЫЙ ЗАВОД?

Когда в 1995 году я объявил друзьям, что буду строить завод, они посчитали меня ненормальным. Я использовал все ресурсы, которые были мне доступны. Параллельно торговал детскими вещами на Дордое, возил их из Ташкента. Много чем занимался, но все это я делал для того, чтобы воплотить в жизнь свою идею. И вот в 1998 году я получил лицензию. Территория моего завода составляла 11 соток. Я был и директором, и технологом, и бухгалтером, рабочими там были мои родственники. Я думал, что все будут раскупать наше искристое вино, но ничего подобного – никто и не думал покупать продукцию. В 1998 году на рынке уже было импортное вино, и несмотря на то, что наше вино было дешевле, никто его не покупал.
Тогда я понял, что такое маркетинг. Мы провели работу над ошибками, и к концу 1998 года работали в две смены, уставали как не знаю кто и не успевали покрыть потребности рынка. Тогда я разработал легендарное шипучее вино “Диана”, оно было настолько знаменитым в Бишкеке, что ко мне приезжали домой депутаты, которые требовали, чтобы я отгрузил им это вино, потому что в их магазинах его не хватало. Тогда в Кыргызстане был только ШампанВинКомбинат и наше предприятие, а соотношение цена-качество у нас было очень хорошим. Вся периферия КАМАЗами вывозила нашу продукцию. Слава о нашем маленьком заводе дошла до Аскара Акаева – президента, который был тогда у власти. И в 1999 году он приехал к нам, чтобы посмотреть предприятие. Он был рад, что физик, его коллега, нашел себя в совершенно другом бизнесе. О нас стали много говорить, я стал набираться опыта. И в результате нам дали землю для расширения предприятия. Наше предприятие росло, а все винодельческие предприятия разрушались, и уже в 2001 году мы столкнулись с нехваткой сырья. Тогда я понял – чтобы делать качественный продукт, необходимо контролировать производство сырья.

И уже в 2001 году мы купили виноградники и винодельческое хозяйство в Сузакском районе, в Джалал-Абаде. У нас там сейчас есть филиал. Завод был заброшенный, мы его полностью восстановили. Когда я стал работать на Юге, мы увидели, что там еще больше возможностей – там мало производственников. В 2004 году мы купили пивной завод в городе Узген, опирались мы на две причины. Первая – мы считали пиво выгодным продуктом, вторая – вино обладает ярко-выраженной сезонностью – оно продается поздней осенью и зимой, а пиво – летний продукт. Если заниматься и тем, и тем, люди смогли бы работать круглый год.

ЗНАЧИТ, ДАЛЬШЕ ПРОИЗОШЛО НЕКОЕ СЛИЯНИЕ ВАШЕЙ КОМПАНИИ С ШАМПАНКОМБИНАТОМ?

В 2005 году произошла революция, мы столкнулись с мощнейшим прессингом, проверками, на предмет семейственности. Все прошло нормально. Надо сказать, что нас ни при Акаеве, ни при Бакиеве не притесняли. К нам относились как к настоящим производственникам.
В 2006 году мне предложили купить ШампанВинКомбинат. Причины у хозяев были очень простые – им нужно было вывести крупное предприятие из центра города. В 2005 году грянула революция, произошла смена собственников комбината. ШампанВинКомбинат работал полноценно только в декабре, мы производили разные вина – столовые, марочные, крепленые, а ШампанВинКомбинат производил только всем известное “Советское шампанское”, которое очень востребовано только в декабре. Они были на грани больших сложностей, но в то же время занимали территорию в 4 гектара в центре города – это большие деньги. Ко мне обратились собственники с предложением уступить ШампанВинКомбинат мне, при условии, что я сохраню имя и продукт “Советского шампанского” таким образом, чтобы клиенты даже не заметили перемен в компании. Мне дали срок – до Нового года я должен был вывезти все оборудование из центра города и к новогодним праздникам уже выпустить “Советское шампанское”. Мы разработали план, первого февраля наши рабочие зашли на территорию ШампанВинКомбината, мы разобрали и собрали заново производственные цеха, которые стояли в центре города. И уже к концу года выпустили “Советское шампанское”. Люди узнали, что что-то произошло, только глядя на пустой завод на проспекте Манаса. С тех пор КантВино переименовано в ШампанВинКомбинат, мы стали приемником того самого завода, построенного по приказу Сталина. И нет ничего плохого в том, что комбинат переехал из центра города в село Новопокровка.
Такое, достаточно сложное и несколько опасное предприятие не должно находиться в центре города, тем более, на правительственной трассе. То, что занимало там территорию в 4,5 гектара, мы уместили в один гектар. С тех пор мы являемся крупнейшим производителем шампанского и вин на территории страны.

СЫРЬЕ ДЛЯ ПРОДУКТОВ ШАМПАНВИНКОМБИНАТА ПОЛНОСТЬЮ ИЗ КЫРГЫЗСТАНА, ПРАВИЛЬНО?

Нет. Мы обеспечиваем себя сырьем на 30%, 70% – импорт. В основном, это Узбекистан и Молдавия. Но в этом году мы получили виноград урожая 2012 года с виноградников, которые находятся в 10 километрах от Бишкека. Итальянцы пьют итальянское вино, а наша мечта заключается в том, чтобы кыргызстанцы пили кыргызское вино.

НАСКОЛЬКО ВООБЩЕ ВЕЛИК СПРОС НА ВИНО В КЫРГЫЗСТАНЕ?

Культура потребления виноградного вина в Кыргызстане возникла сравнительно недавно, с приходом советской власти или даже позже. Кыргызстанцы узнали, что такое вино, реально только после войны. На самом деле, в Кыргызстане не так много пахотных земель. У нас очень много предгорных земель, у нас очень много земель, которые с трудом поливаются.
Сталин принял правильное решение в 48-м году, когда отдал приказ о том, что надо развивать виноградарство и виноделие в Кыргызстане. В Европе вино – это не алкогольный продукт, это продукт питания, это не просто необходимая составляющая стола, это составляющая культуры людей, как кухня, одежда, архитектура. Вино – это атрибут культуры. В Кыргызстане вино до сих пор не стало таким продуктом, вино у нас пьют с целью алкогольного опьянения. Я в свое время даже готовил законопроект о выращивании винограда. Технологически это очень сложный продукт, поэтому на сегодняшний день капитальные затраты для выращивания винограда настолько велики, что бизнесменам проще строить рестораны и супермаркеты, чем вкладывать деньги в производство вин. 

ЕСЛИ СРАВНИВАТЬ НАС С ТОЙ ЖЕ ФРАНЦИЕЙ, ТО, КОНЕЧНО, ВИНО В КЫРГЫЗСТАНЕ НЕ ТАК ВОСТРЕБОВАНО. С ЧЕМ, ПО-ВАШЕМУ, ЭТО СВЯЗАНО?

Вино, на самом деле, это не суперприбыльный продукт, если нет определенного имиджа. Во Франции есть своя “легенда”, которую должен содержать в себе продукт. Когда продукт обеспечен так называемой “легендой”, он и продается дороже, и покупатель готов за него платить. Если я перед вами поставлю шикарное болгарское вино, и на нем будет написано “Сделано в Болгарии”, и поставлю перед вами посредственное французское вино, вы скажете “О, Франция!”, и будете пить, смаковать это вино и говорить “Ну это же Франция!” Хотя на сегодняшний день технологии оборудования делают так, что французские вина при закрытых дегустациях уже давно проигрывают. Но, тем не менее, есть легенда, которая идет из Франции, которая есть в Португалии, Италии, Испании, она известна всему миру. Виноделие у них более рентабельное, и в то же время объем потребления больше. Что касается Кыргызстана, на сегодняшний день нас можно сравнить с маленьким ребенком, который, наверное, еще только ползает.
И поэтому нас с точки зрения культуры и всего прочего сравнивать с Европой, наверное, не стоит. Средняя цена на вино у нас – 1 доллар 90 центов, со всеми налогами. И когда я говорю иностранцам, что мы должны вписаться со всеми налогами и НДС в эту сумму, иностранцы говорят: “Это невозможно, вы виноград, значит, не выращиваете”.
Да, наше качество, наверное, уступает. Но когда ко мне приезжали итальянцы, которые занимаются виноделием на протяжении 500-600 лет, они сказали, что, во-первых, в Кыргызстане надо развивать виноделие, и у нас очень большие перспективы, а во-вторых, они на полном серьезе рассматривали возможность инвестиций в наши виноградники. Но они были здесь перед второй революцией. Когда она произошла, они поняли, что у нас перманентные революции, и желания у них, конечно, поубавилось.

ЕСЛИ ГОВОРИТЬ О КУЛЬТУРЕ ПОТРЕБЛЕНИЯ АЛКОГОЛЯ, ТО ПОНЯТНОЕ ДЕЛО, ЧТО ПРОИЗВОДСТВО АЛКОГОЛЯ СРОДНИ ЮВЕЛИРНОМУ ДЕЛУ, А У НАС ЕДИНСТВЕННОЙ ЦЕЛЬЮ ЯВЛЯЕТСЯ АЛКОГОЛЬНОЕ ОПЬЯНЕНИЕ. С ТОЧКИ ЗРЕНИЯ МАРКЕТИНГА, КАК ВЫ СЧИТАЕТЕ, ЧТО НУЖНО ДЕЛАТЬ, ЧТОБЫ ИСПРАВИТЬ ЭТУ СИТУАЦИЮ?

На самом деле, ситуация сама собой исправляется. Вы – гражданка Кыргызстана, а уже, наверное, побывали в других странах; вон за тем столом сидят итальянцы, которые находятся в Кыргызстане, за тем столом сидят люди, которые пьют коньяк. Глобализация. Это первое. Второе. Как бы ни считалось, что Кыргызстан – бедная страна, я ее такой не считаю, поскольку у нее есть большие возможности. И поверьте, я был во многих местах Кыргызстана, у нас есть места, где я думал, что люди живут бедно, на самом деле они не совсем бедно живут, и благосостояние их растет, и этим людям нужны все более и более качественные продукты.

ВЫ БЫ НЕ ХОТЕЛИ ПРОИЗВОДИТЬ ЭЛИТНЫЕ ВИНА, КОНЕЧНО, В ОГРАНИЧЕННОМ КОЛИЧЕСТВЕ?

Поверьте, мы работаем над этим. Все будет. К нам обращались из управления делами президента. Они столкнулись с тем, что иностранных гостей, которые часто посещают президента, нужно угощать нашим, кыргызским продуктом. И я понимаю, что уровень требований здесь уже высокий. В свое время я угощал Акаева, я думаю, что мы сделаем вино и для других людей государственного уровня. Дело здесь в стабильности, в первую очередь, политической, потому что каждая революция – это регресс.

КАК СЛУЧИЛОСЬ, ЧТО К ВАШЕМУ ЗАНЯТИЮ ВИНОМ ПРИБАВИЛОСЬ И СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО?

В детстве я жил в общежитии колхоза. Так вот этот колхоз, в котором я прожил все детство, в котором проработала моя мама, обанкротился. И поскольку я в то время уже был сложившимся бизнесменом, ко мне пришли колхозники и сказали: “Если ты не поможешь, то наше хозяйство просто развалится”. Совладельцев там было порядка двух тысяч человек. У них не было общего понимания, как работать, что делать. Когда я пришел к ним на собрание, там было много криков и взаимных обвинений. У них не было единой команды, тогда я сделал предложение правлению хозяйства, уменьшить количество акционеров хотя бы до 30 человек, выкупить акции других совладельцев, чтобы было меньше людей, тогда работать будет проще. В свою очередь, я предложил помочь им – выкупить какую-то часть акций у других. Мы договорились, они согласились, что каждый что-то купит. В офисе их хозяйства я открыл приемный пункт покупки паев и начал покупать, но вдруг все пошли продавать свои акции, причем столько, что у меня не стало хватать денег. Потом я узнал, что даже сами члены правления, которые должны были покупать акции у других, тайком продали свои акции нам. Тогда мои партнеры из Австрии выделили деньги, и я выкупил и ШампанВинКомбинат, и это хозяйство. Назад дороги уже не было, и мы были вынуждены выкупить это хозяйство целиком.
 Когда я выкупал его, там работало 420 человек, они доили 3-4 литра молока на корову. У них не было денег на уборку пшеницы, техника была старая, я столкнулся с массой проблем. Сельское хозяйство – это сложная отрасль, на которой можно все потерять, и до сих пор в Кыргызстане сельское хозяйство является отраслью, которой занимается 60% населения, и испытывает большую нужду.

И, ТЕМ НЕ МЕНЕЕ, ВЫ РЕШИЛИСЬ…

Кыргызстан является зависимой от импорта страной, на 80% мы импортируем продукты питания извне, хотя были в свое время экспортером. Случился мировой продовольственный кризис 2008 года, и в то время все СМИ трубили о том, что нефть ничто, все ничто, важны лишь продукты питания. Отчасти по этой причине я подумал, почему бы мне не попробовать себя в сельском хозяйстве. Земли на Юге было все меньше и меньше, и расширять виноградники там не было возможности.
Мы рискнули и приняли решение выкупать это хозяйство. Сегодня исполняется 4 года, как произошло это объединение, и, по сути дела, мы стали холдингом, который занимался и вином, и пивом, и животноводством, и пшеницей, и ячменем, и кукурузой, и дистрибуцией. У нас к тому времени были уже такие партнеры, как Россия, Молдавия, Италия, вся Европа. И мы решили создавать новую структуру. Так и образовался холдинг “Atalyk Group”, в состав которого входит и ШампанВинКомбинат, и сельское хозяйство “Элдан”, и пивзавод “Озгон булагы”. Все другие предприятия мы закрыли.
Мы – разнопрофильная компания, и на сегодняшний день мы добились таких показателей в сельском хозяйстве, которые госчиновникам и не снились.

НАПРИМЕР, КАКИХ?

Наши механизаторы работают на тракторах стоимостью в сто тысяч долларов, техника, работающая на сахарной свекле, – из Германии, стоимостью в 200 тысяч долларов, и наши механизаторы уже не боятся иностранной техники. Коровы дают в среднем до 5200 литров молока на фуражную голову. За такие показатели в советское время давали героев труда, мы внедрили такие технологии, о существовании которых многие в республике и не подозревают. И это наша гордость.

А ДАЛЬШЕ ЧТО, КАКИЕ ПЛАНЫ НА БЛИЖАЙШЕЕ БУДУЩЕЕ?

Впереди вхождение в Таможенный союз. Иностранных конкурентов мы уже не боимся, казахских – тем более. Оборот нашей компании растет, мы стали экспортерами. Мы отправляем своих работников учиться производству за границу, осваиваем новые технологии. Делимся опытом с другими фермерами и бизнесменами.
В кругу фермеров наша компания достаточно известная. Мы – социально значимое предприятие. Мы обрабатываем землю в две с половиной тысячи гектаров. И на сегодняшний день мы крупнейшее сельскохозяйственное предприятие республики. Мы экспортируем продукт ШампанВинКомбината в Таджикистан.

ПОЧЕМУ “ATALYK GROUP”? ОТКУДА ТАКОЕ НАЗВАНИЕ?

Все, что я делаю, пропитано духом семейственности и наследственности. Я рассчитываю, что когда-нибудь мои потомки продолжат это дело. “Аталык” означает “отец”, еще в древности у племенных кыргызов была такая должность, “аталык” тогда означало – наставник, защитник. Когда наследники были еще маленькими и не могли править самостоятельно, им назначали аталыка. И я надеюсь, что это имя будет звучать достаточно долго, потому что компании, которые существовали в 20-х годах в Соединенных Штатах, на сегодняшний день уже не существуют. Я надеюсь, что наша компания будет существовать еще очень долго.

Media

{gallery}266{/gallery}
Человек «ОББО».  «А ну рак? Это когда ты занимаешься любовью»
5840
Пригласительные роздал – «в семь, в субботу у меня». Написал, что надо б эта ... в дельце важном мне помочь. Предложения прибил восклицательным…
585
Интервью с фронтменом группы “Пицца” Сергеем Приказчиковым
813
Бедность, нищета и неравный доступ к ресурсам являются актуальными вопросами современного мира; однако, эти извечные проблемы человечества далеко не новы.…
1881
Стейк можно назвать королем среди мясных блюд. Ни одно другое блюдо не сравнится с ним по чистоте вкуса конце концов,…
6602
#1 Носки подбираются под костюм, а не под обувь. #2 Лучшие цвета носков под классический костюм — это тёмно-синий, тёмно-серый,…
859
Запасаемся летней атрибутикой
839
Генеральный директор ОсОО «Ак - Бата» о достижениях, долгосрочных планах и о том, как важно прощать и не зацикливаться на…
2877
Общественный деятель
2547
#ONE MAGAZINE в этом решил сравнить двух звезд отечественной эстрады
7888