Листья коки и общественная деятельность

Вторник, 24 Сентябрь 2013 07:12
Автор: #ONE MAGAZINE

Какая связь может быть между наркотиком и общественной работой?

“Я слышал, они коку нюхают, курят, вводят иглами в кровь... Дикари!” – рассуждал шестидесятилетний вождь племени уитотас. Он принял меня в главном доме племени, устроенного таким образом, чтобы отправлять ритуалы, устраивать празднества и… хоронить своих вождей. В качестве почетного гостя я восседал напротив него. Южноамериканское племя амазонских индейцев забралось вглубь непроходимой сельвы – добраться до небольшого поселения численностью 78 человек по руслу Амазонки уже было приключением. В сопровождении знатока здешних мест я ступил на берег индейского селения с надеждой услышать историю коки из первых уст.


Обыденно встретив нас, худощавый вождь тут же удалился, чтобы одеть ожерелья вместе с головным убором и начать аудиенцию по племенному протоколу. Первым делом, перекатывая во рту шарик, скрученный из листьев коки, он поведал мне легенду о появлении божественного растения. До этого я уже ознакомился с несколькими мифами о происхождении коки. В одном из них за несколько тысячелетий до возникновения Империи инков кока зарождалась от солнца среди горной цепи Анд. В другой версии интереснее – от развратной жены четвертого Великого Инка Манко Капак, которую порубили на части за ее измены и разбросали по всем сторонам света, где из них, искупая ее вину, проросли растения, несущие счастье и радость.


Вождь предложил мне другую историю: дочь Отца-созидателя посадила в землю свои волосы, точно семена, и они проросли кустарниками коки, чтобы все злое победить добром. Бедные на сюжет легенды, тем не менее, все они рассказывали о стержне индейского мироздания – зеленом листе коки, из которого наркоторговцы изготавливают кокаин. Даже происхождение табака у индейцев не столь спорное, а уж как они любят покурить трубку, мы все прекрасно знаем. Также вождь отметил, что кока это что-то вроде книги для народа, который не имеет письменности. “Кока для нас – книга мудрости и знаний. Это наша библия, наш закон, наш порядок. Наша духовная жена и мать. Вместе с кокой мы думаем об Отце-созидателе, хранители нас самих и Вселенной”.


Через время я тоже сидел с шариком за щекой, пытаясь вытянуть из него слюной хотя бы каплю эйфории и обратиться мыслями к Отцу-созидателю. По традиционному индейскому рецепту умиротворяющее средство включает в себя помимо листьев коки известковый порошок, который получают из сожженных костей животных и ракушек. Лист макают и толкут в тыквенной бутылке “попоро” специальной палкой, а затем кладут его на язык либо скручивают в шарик и помещают за щеку. Принятие коки у индейцев это целый ритуал, во время которого они не дают друг другу забыться в наслаждении или употребить слишком много листьев. Они готовят коку, танцуют, чтят Отца-созидателя и мать природу. Кока для них еще и средство преодоления конфликтов, разрядки негативных эмоций.


Ничего из этого я не испытал. Через двадцать минут пришлось выплюнуть изо рта шарик прелого сена с горькой слюной. Вождь продолжал развивать философию столь ценного растения: “Кока у нас называется "вибиа", что означает "твой господин" или "твой орган чувств". Это наш шестой смысл”, – говорил он о том, как кока помогает предугадывать беды. Раскурив трубку, он пустился в рассуждение, главным смыслом которого было то, что табак и кока дополняют друг друга, потому что у коки женское начало. “Но почему среди оставшихся индейцев нет наркоманов?” – не оставлял меня вопрос. “Западные люди добавляют в лист химические вещества и думают только о себе, а мы обо всем племени”, – провел различие вождь и добавил – “Зеленое – знак созидания, белое – всегда разрушения”.


И действительно, позднее в национальном Центре по излечению и предупреждению наркомании, находящемся в шестиэтажном здании “Дома Монако”, который еще недавно был резиденцией крупнейшего колумбийского наркоторговца и мафиози Пабло Эскобара, медсестра-индианка Гладес Мария Пирасо рассказала мне о местном способе приготовлении кокаина. Из истории мы знаем, что о необычных свойствах коки было известно еще конкистадорам, разрешавшим индейцам на плантациях посасывать ее листья. В XX веке все изменилось: в местах ее произрастания развернулась промышленная добыча, обработка и изготовление из нее всем известного наркотика – кокаина.
Белый порошок в Колумбии готовится немного грубовато. Технический процесс выглядит следующим образом: листья коки выкладывают на мешковины и взвешивают, руководствуясь индейской мерой веса – аробой (одна ароба равняется 13 кг). На четыре аробы уходит три килограмма промышленной соли. Листья уминаются в соли и закладываются в бочки из-под бензина. Пять дней в бочку подливают бензин и помешивают, три дня выдерживают, чтобы зеленое месиво напиталось ядовитым топливом. После его отжимают, дают отстояться жидкости и снимают белый бензин с поверхности бочки. В него отдельно добавляются химикаты, жижа со временем отходит от гущи. Добавки находятся под секретом, но Гладес Мария сказала, что это может быть соляная кислота и аммоний.


Зеленую массу сушат на солнце целыми деревнями и делают из нее подобие кокаиновой муки. Это сырье скупают наркодельцы, проверяя его так: зачерпывают ложкой порошок, греют, пока не растопят его до жидкости, макают палец и проводят им по запястью. Если след высыхая, снова обращается в белый порошок – за пятьсот граммов такого товара дадут 1200 долларов. Сушка в микроволновых печах происходит тут же, на глазах индейских крестьян, которые хоть и привыкли к происходящему, смотрят на все это недоверчиво. Именно об этом говорил вождь племени уитотас. Похоже, разные цивилизации смешивают божественные листья коки с разными веществами – одни с пеплом, другие с бензином.
Влияние высоких темпов развития, индустриализации и урбанизации на неподготовленное общество я мог наблюдать намного позже в столице Кении Найроби. В первый день моего пребывания в этом городе я решил прогуляться не по туристическому маршруту – богатой и фешенебельной главной улице, а свернуть в закоулки и переулки, отходящие от нее. В этих городских джунглях через какое-то время я встретил мальчишек, которые причудливым образом нюхали клей: они зажимали во рту бутылочки с клеем, совсем не придерживая их руками, и были похожи на птенцов с толстыми клювами. С каждым вдохом ядовитые пары отравляли их неокрепшие организмы, но они об этом ничего не знали.


Я подошел к одному из них, так как он мне показался упавшей с неба пташкой, распластавшейся на грязных ступенях в куртке зеленого цвета и желтой кепке. При разговоре со мной он не вынимал бутылку изо рта. Ответ на каждый вопрос стоил мне всей мелочи, которая на тот момент была у меня в карманах. Первоначально я увидел оборвыша, но потом оценил коммерческую жилку мальца. Юного токсикомана звали Вильям, он был с берегов озера Рудольф. Его отца, охотника на слонов и торговца бивнями, арестовали, когда ему было пять лет. Вскоре умерла мать, и он с сестрой оказался в Найроби, где ему выпала участь скитаться по улицам, нюхать клей для велосипедных шин и мечтать накопить денег, чтобы когда-нибудь стать таксистом.


В подобных поездках по миру у меня складывалось представление о том, как западная модель развития дает преимущества в науке, технологиях и производстве. Но она же отчуждает людей друг от друга, делает кого-то обязательно бедным, лишним и ненужным, отравляя своими же достижениями в области химического производства этих бедных, лишних и ненужных людей. В Кении я вспоминал слова проводника, странствовавшего со мной по Амазонке. Он много вдавался в исторические подробности становления Латинской Америки и рассуждал, как каучуковое производство по западному типу разрушило многовековой уклад индейского народа и поставило его на грань вымирания.

Это было чистой правдой: на начало XXI века индейцев уитотас насчитывалось всего 25 тысяч человек и все они мигрировали в удаленные и недосягаемые участки сельвы. Но от встречи двух культур пострадал и человек Запада. Можно сказать, он открыл ящик Пандоры – всю вторую половину XX века и по сей день отсутствие культуры потребления сильнодействующих и психоактивных веществ разрушает людей западной цивилизации, а также тех, кто заложил ее принципы в основу своего развития.


Надо признаться, я ничего не почувствовал, когда предался ритуалу с вождем уитотас. Возможно, требовалась отдельная подготовка или интерлюдия, чтобы нам с ним оказаться на одной волне и славить Отца-созидателя. Но повлияла на меня другая встреча – с латиноамериканским наркологом Марией Изабель Салазар де Линке, которая в 1975 году открыла в колумбийской Боготе свой наркологический центр “Прометей” и пролечила к тому моменту 18 тысяч человек. Эта женщина и ее деятельность произвела на меня сильное впечатление.


Мария Изабель помогала потерянным и больным людям в период наибольшего расцвета наркоторговли. В то время как она лечила и отхаживала падших, Пабло Эскобар распространял наркотики, испеченные в микроволновках, заражал новых наркозависимых и сеял смерть. Центр Марии носил символическое название– “Прометей”, имя героя одного из основополагающих для нашей цивилизации мифов – о том, как защитник людей украл у богов огонь и принес его людям – подходил ему лучше всего. Это в свою очередь навело меня на мысль, что если мы не можем все вместе сесть в круг и под действием некоего вещества почувствовать единство и благодарность тому, кто нас создал, то мы всегда можем помогать другим и через бескорыстную помощь достигать чувства благодати.
Мои путешествия по миру доказали мне, что занятие общественно полезными делами может быть отличной заменой чего-то вроде коки для уцелевших индейцев. Это чистый драйв, эйфория от достигнутых успехов и никакой горечи во рту.

 

текст: Женишбек Назаралиев

Это так символично, что главную улицу столицы – Советская – переименовали в Ю. Абдрахманова. Его заслуга в том, что он…
9993
Как часто мы сталкиваемся с соблазном приоткрыть завесу тайны нашего будущего и, забегая вперед, узнать о том, какой сюрприз приготовила…
1025
Кто сказал, что мужчина не может интересоваться модой?
1490
Полагать, что компания Apple взорвала рынок планшетов – неправильно. Она его создала. После выхода громко заявившего о себе iPad, все мало-мальски…
1124
Директор департамента маркетинга и развития компании “ШОРО”
4131
Коммерческий директор SIS LIVE. "Возможно, выйдя на пенсию, я приеду жить в Кыргызстан. Мне кажется, здесь милые люди. Политика и…
2119
Кинорежиссер, заслуженный деятель искусств РСФСР (1980). Лауреат премии Ленинского комсомола (1977, за фильм “Ключ без права передачи”).Лауреат Государственной премий СССР…
1232
Чемпионат футбола прошел, и огорченные болельщики убрали свои шарфы, вувузелы и пивные бокалы в долгий ящик, понуро ожидая нового чемпионата……
1118
Стилист, дизайнер, автор модных телепроектов
22645
Мужчин тянет на подвиги ради величия страны и восхищенных взглядов красивых женщин. Агентурная сеть получила флер романтической таинственности благодаря фильмам…
2382