Новогодний переворот

Monday, 07 July 2014 06:04
Автор: #ONE MAGAZINE

Готовилось вероломное вторжение. Через минуту наши отряды, выпорхнув из укрытий, ринутся в неравный бой против быта и рутины. Зреет решающая битва, отчаянное сражение, проиграть в котором нельзя. Тают последние секунды: взведено оружие, сняты предохранители, в памяти всплывают тактические установки. Перед нами в салоне автобуса у водительской двери стоит наш красавец воевода Аяз Ата Кыдыралиевич, облачённый в синий, с серебристыми блёстками роскошный боевой наряд. У него из кармана торчит, как граната, бутылка “Советского шампанского”, его шея обвешана гильзами гирлянд, а в руках он сжимает мешок с подарками и хлопушки-конфетти. Он как римский всадник-патриций, как центурион-аристократ произносит вдохновляющую речь. «Братья и сёстры, - говорит он, волнуясь, - сегодня 31 декабря, и сегодня будет революция! Крепитесь! Мы возьмём власть в свои руки! Прогоним вон всю унылую сволочь!»
Наступила нервная, звенящая тишина. И вот сосредоточенный комвзвод поднимает вверх правую руку и поочередно сгибает пальцы, обутые в рукавицы: три, два, один! В атаку!
Мы выпрыгиваем из оранжевого автобуса и несёмся, сломя голову, к важному административному зданию. Ур-р-рааа! Наш взвод заходит с левого фланга. Противник нас не ждал – в сутолоке идёт переброска войск, готовятся отбить атаку. Выйдя на боевые позиции, мы открываем огонь из хлопушек-конфетти. Пуф-Паф-Пуф! Развивая успех лепим снежки и со свистом закидываем ими врага. Наши подносчики снарядов снегурочки работают по-военному чётко, мы же - Деды морозы, Аяз-Ата и Санта-Клаусы запускам далеко и метко белые снаряды. «Ураа! Па-а-аберегись!» – кричит сзади сотоварищ и достаёт шампанское. Откручивает пробку, встяхивает бутылку, мы все разом приседаем и затыкаем уши. Ду-дуф! – пальнуло! Ур-р-рааа! Ду-дуф! Ур-рааа!
Но враг достойный, он не собирался отсиживаться в обороне. Враги, войско офисных сотрудников, чиновников и прочих скучных людей зло огрызались, бросали в нас канцелярские принадлежности, осыпали наточенными карандашами и служебными записками. Из-за баррикад они грозили трудовым кодексом и массовыми увольнениями. Много наших полегло. Кого-то задело шальное ругательство, другому попали упаковкой стикеров по голове. Страшный стоял шум. Снежки, конфетти, хлопушки, гирлянды заполонили площадь. Чаша весов склонялась то в одну, то в другую сторону. «Предпринята попытка прорыва по центру! – взревел Аяз Ата Кыдыралиевич, – вы – пятеро, живо на подмогу, взвод майора Йоулупукки отбивается из последних сил. Живо! Живо!» Осыпаемые вражескими линейками, использованными чайными пакетиками, толстыми ежедневниками, мы всё-таки подоспели на подмогу. В центре площади бушевал бой – «звучал булат, картечь визжала». Едва удалось сдержать неприятельскую фалангу и отбросить её на несколько метров. Для этого мы применили психотропное оружие – салат “Оливье”, мандарины, торт “Наполеон”, печенье “Юбилейное”.
Одна из снегурочек билась, как Жанна Д’Арк, не выпуская из рук бенгальские огоньки, точно держала в руках знамя революции. Враг поливал нас кипятком растворимого кофе, закидывал кусками пиццы, доставленной в офис. Мы заметили, что наш взвод таранит баррикады противника с помощью гигантской ёлки. Победа близка! Победа совсем рядом! За баррикадами толпились, отбиваясь из последних сил, пышногрудые секретарши и просто пышные “белые воротнички”. Майор Йоулупукки повёл нас на заключительный штурм. Ур-раа! «Приготовить праздничные маски, зажечь свечки и бенгальские огоньки, заготовить тосты,» – скомандовал он... «Ураа!»
Закрепив окончательную победу, мы установили огромную ель посреди площади. Неприятель был сбит, мы завоевали право на праздник! Всеобщая радость и оживление царили вокруг. Водили хороводы. Согревались у костра. Валялись на снегу. Я поцеловал в губы милую снегурочку и удостоился похвалы от Аяза Кыдыралиевича.
– А теперь, вояка, иди домой, – сказал он, скупо улыбаясь, – скоро в нашу честь дадут “Иронию судьбы”. Не пропусти!
В обнимку со снегурочкой мы пошли по заснеженным улицам города и дарили подарки случайным прохожим. Поздравляли их с праздником и желали счастья в Новом году.

текст: Терсбай Карманов