Картина маслом “Украинская ночь”

Friday, 17 October 2014 10:52
Автор: #ONE MAGAZINE

Картина-загадка, на решение которой могут уйти годы. Не удивляйтесь, что больше часа вы в не силах отвести свох глаз. Что в ней такого? Кажется, она хранит величайшую тайну вселенной: путники жизни находят в ней приятную прохладу ночи, ее спокойствие, необъятную синеву, умиротворение и гармонию. “Тиха украинская ночь”, – незаметно для себя вы повторите вслед за Пушкиным. И вы не ошибетесь.

“Украинская ночь” Архипа Куинджи – одно из величайших ювелирных украшений мастера пейзажной живописи. Впервые картину показали на пятой выставке “передвижников” в год ее создания в 1876 году. “Украинскую ночь” восприняли как сенсацию, она была особо отмечена в летописи русской художественной культуры. Для самого же художника картина символизировала новую веху в его творчестве: критики отмечают, что начиная с нее, он отошел от академического романтизма своих ранних работ, и отличительной чертой его творчества стала экзотичность изображения. М. Неведомский, биограф Архипа Ивановича, писал: “Можно сказать, что именно в этой вещи Куинджи впервые нашел себя, стал на истинный свой путь, выявил все богатство своей художественной индивидуальности. Именно с “Украинской ночи” надо отметить начало зрелой поры в творчестве Куинджи...”

Зрители, словно завороженные, не отходили от полотна, все принимали безмятежность вселенной и с замиранием вслушивались в тишину мира. Божья благодать? Пожалуй, да. “Украинская ночь" Куинджи, перед которой была все время густая толпа совершенно пораженных и восхищенных ею зрителей”, – восторгался работой мастера художник Михаил Нестеров.

Архип Куинджи родился в Мариуполе в семье бедного грека-сапожника в 1941-1942 годах. Вскоре он осиротел, жил в большой бедности, пас гусей, служил у подрядчика по постройке церкви, потом у хлеботорговца. Грамоте выучился у учителя-грека, затем некоторое время посещал городское училище. Любопытная фамилия Архипа Ивановича обрела такую же известность, как и его творчество. Впервые перевод на русский язык фамилии Куинджи был опубликован в 1913 году в монографии М. Неведомского, посвященной жизни и творческому путивиртуозу пейзажной живописи. В сноске к главе “Детство и юность” автор монографии написал: “Куинджи по-татарски значит “золотых дел мастер” – такова была профессия деда Архипа Ивановича”. Это самое распространенное объяснение. Однако в метрике он значился под фамилией Еменджи, обозначавшей “трудовой человек”.

картина-маслом-украинская-ночь

Куинджи увлекался живописью с детства, рисовал при любом удобном случае на любом подходящем материале – на стенах, заборах, даже обрывки бумаги служили для него полотнами. В ранний период творчества Архип Иванович испытал влияние русского живописца-мариниста Ивана Константиновича Айвазовского. Уже в первой картине: “Вид Исаакиевского собора при лунном освещении” (1969 г.) художник проявляет интерес к проблемам передачи света. Работа со светом, использование красок, смешивание и поиск идеального, а также любовь к родной природе – вот из чего состоит секрет Куинджи. Благодаря ему люди увидели удивительный и непостижимый мир природы, перед чарами которой не устоял художник.

Его называли кудесником, алхимиком и магом, достигшем почти оптической иллюзии освещения, взгляните на картины “Вечер на Украине” (1878 г.), “После дождя” (1979 г.), “Лунная ночь на Днепре” (1880 г.), “Дарьяльское ущелье. Лунная ночь” (1890-1895 гг.) и др. “Лунная ночь на Днепре” – еще одно новаторское полотно Куинджи. Она вмиг стала знаменитой и принесла своему создателю широкую известность. Время не пощадило картину – она потускнела, краски изменились, но все же она не утратила эстетическую ценность. Картина созерцательна и полна романтической возвышенности. Илья Репин отмечал, что у людей, рассматривающих картину в молитвенной тишине, на глазах появлялись слезы восторга. Великий химик Дмитрий Менделеев в статье “Пред картиною Куинджи” писал: “Пред “Днепровскою ночью” Куинджи, как я думаю, забудется мечтатель, у художника невольно явится своя мысль об искусстве, поэт заговорит стихами, в мыслителе же родятся новые понятия – всякому она дает свое”.Когда Архип Куинджи выставлял “Ночь на Днепре”, посетители выставки неизменно пытались заглянуть за холст с обратной стороны, чтобы увидеть спрятанную там лампочку или свечу. Конечно, никакой подсветки не было, хотя луна на холсте в те времена сияла по-настоящему.

“Украинская ночь” подкупает простотой: в ней нет ничего лишнего, выдуманного – лишь магия окружающей природы. Художник играет со светом, который придает объем, глубину и живость. Живость – верно подобранное слово, которое может описать полотна Куинджи. Это не извечное сопротивление тьмы и света, это гармония и единство. Незримая луна освещает теплым светом хутора будто в сказке, а мир словно держится на стройных стержнях-тополях. Эта ночь манит, и в скором времени вы оказываетесь в объятьях бархатной южной ночи.

“Сами по себе луна и солнце, – писал Иван Крамской, – не предмет для живописи”. “Но, – говорил он о произведениях Куинджи, – глядя на такие картины, я могу сделаться лучше, добрее, здоровее”.
А я заметила, что глядя на нее, очень удобно мечтается. Попробуйте и вы!

Текст: Дениз Актанова